23 | 10 | 2017  
 

Сентябрь 2017 Октябрь 2017 Ноябрь 2017
По Вт Ср Че Пя Су Во
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31


Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Rambler's Top100
Поддержать сайт на DIVEtop.ru :
Дизайн.Разработка.Поддержка сайтов.Заказать можно через раздел  КОНТАКТЫ
diveinstructor.com.ua Отчеты Хроники одного рэка

Хроники одного рэка PDF Печать E-mail

Еще в 80-х годах меня заинтересовала история Кичкасского моста. По городу ходила легенда, что когда-то у нас в городе был мост и во время гражданской войны его взорвали вместе с эшелоном, перевозившим зерно.

В вагоны заплыли сомята и за это время они разъелись до необычайных размеров, и теперь не могут выплыть из этих вагонов. Я понимал, что сомы хищники, и они не питаются зерном. Но как говорят, дыма без огня не бывает. В конце 80-х годов (я работал водолазом-инструктором в ДОСААФе) мною и Володей Петровым была предпринята попытка найти заветные вагоны.

Сохранившаяся Опора

Отправной точкой у нас была единственная сохранившаяся опора моста. От нее мы и решили начать свой поиск. Погружения мы проводили с АВМ-5 лучшее, что было на тот период в нашем распоряжении. Мысли о компенсаторах плавучести, компьютерах, планировщиках, даже не посещали. Первым под воду пошел я. По уклону дна я дошел до глубины 37метров, и на этой глубине у меня раздавило иллюминатор фонаря. Погружение пришлось прекратить и выйти за запасным фонарем. Во второй попытке фонарь раздавило на 20метрах. Затем под воду пошел Володя. С его слов он дошел до глубины 48 метров и никаких следов крушения не увидел. На этом мои попытки подтвердить или опровергнуть легенду закончились. Вернулся я к этой идее, когда стал инструктором CEDIP/UDIP. Пришла мысль, что если все-таки найти «Паровоз» то был бы очень интересный сайт. Но подход к осуществлению задуманного у меня уже был совсем иной. Я начал собирать архивные материалы. В краеведческом отделе областной библиотеки я нашел фотографии Кичкасского моста того времени и описания тех событий.


Взорванный Кичкасский мост

Стало ясно, что мост был взорван ровно по центру, и теперь оставалось определить направление, как стоял мост. Так как одна опора не давала представления о направлении поиска. Обследовав затопленную часть сохранившейся опоры, я пришел к выводу, что следы отсутствующей на противоположном берегу опоры можно будет найти под водой. И мои надежды оправдались. Направление моста определилось. Теперь круг поисков резко сузился. Следующим этапом было сократить район поиска с помощью эхолота. Что и было проделано. Но возникла еще одна проблема. Глубины, которые определил эхолот в р-не поиска, оказались не совсем детскими, и колебались между 48 и 58метрами. И если 48м. еще было приемлемо то 58м. на воздухе соло поисковое погружение заставило задуматься. Нужно было искать бади.


Валерий Вячеславович Нефедов

Своими мыслями я поделился с Валерием Вячеславовичем Нефедовым (директором государственного предприятия «Юггидроархиология» Национальной Академии Наук Украины). Валера сказал, что условия поиска слишком сложные: сильная заилинность верхнего бьефа реки, помноженная на большую глубину, вряд ли приведут к положительному результату. А если и есть какие-то следы крушения, то, быстрее всего, они скрыты под толстым слоем ила. Мнение этого человека, нашедшего и организовавшего подъем Запорожской Чайки и Бригантины, для меня было веским. А это означало, что нужно отказаться от этой моей бредовой идеи. Но мысли о продолжении поисков не покидали меня. Однако в городе найти себе напарника на это погружение не получилось, и осуществление планов пришлось снова отложить на неопределенное время.


Юрий Батаев и Андрей Утевский задумались, а стоит ли?

В конце августа 2004г. мне довелось принимать участие в экспедиции «Эльтиген 2004» организованной Сергеем Прониным. Проходила экспедиция в районе села Героевское (ранее — Эльтиген), на восточной оконечности Керченского полуострова. Одним из участников этой экспедиции был и Андрей Юрьевич Утевский ( инструктор CEDIP/UDIP, кандидат биологических наук, доцент Харьковского национального университета им. В.Н. Каразина). К слову сказать, Андрей был зимовщиком – биологом 8-й Украинской антарктической экспедиции, и на его счету 104 спуска под воду в Антарктике.

Экспедиция благодаря нашим доблестным пограничникам была очень быстро свернута, а так как Андрей взял 10 дней отпуска за свой счет, я предложил Андрею продолжить экспедицию «Эльтиген 2004» в Запорожье. К нам присоединился и Сергей Пронин. Бади был найден.

Основной задачей было проверить мои теоретические выкладки по Кичкасскому мосту и по возможности отснять видео при обнаружение рэка. Андрей, с сомнением отнеся к моему предложению. Все-таки глубина 58 метров на воздухе охлаждала пыл. Речь в тот момент о смесях хотя бы, о декомпрессионных не шла. Не было ни сертификации соответствующей, да и возможности приготовить смеси тоже. Ну а тримикс был тогда чем-то из области фантастики. 1 сентября 2004г. на брифинге решили для начала обследовать подводную часть опоры моста и отснять видео, а уже в процессе погружения, если все пойдет нормально тогда предпринять попытку по обнаружению следов крушения. У меня спарка 24 литра у Андрея 18 литровый однобаллоник и я нес 10 литровый стейдж с воздухом для Андрея. Так как он был с видео камерой, то стейдж явно мешал бы при съемке. В лодке обеспечения находился Сергей Пронин с 12 литровым баллоном, заполненным воздухом, на случай если мы выбросим аварийный буй. Когда Андрей закончил снимать основание опоры, я подал сигнал «выходим или продолжаем погружение» и ищем «паровоз». Андрей согласился продолжить погружение, и мы пошли от опоры моста поперек реки на поиски заветного рэка. Дойдя до глубины 52метра, мы увидели следы крушения эшелона. Андрей начал снимать. Мы оба были явно в диком восторге. Время бежало очень быстро. Андрей непрерывно снимал. Пора было заканчивать погружение, а вокруг масса интересного. Железнодорожные колеса, вагонные сцепки, каркасы вагонов, шпалы , рельсы. Все явно говорило о том, что мы нашли не груду металлолома предназначенного для переплавки в далекой Турции и случайно упавшего с баржи, а то, что я так долго пытался найти. Видимость была чуть больше метра, и мы явно уже потеряли в этой груде металла направление выхода. Да и запасы воздуха были уже на грани. Пришлось прекратить съемку и выходить на деко буях. Выбросив буй, я уже в толще воды сориентировался по компасу в направлении на опору моста и мы начали, двигаясь к опоре проходить декомпрессию. Андрей перешел на стейдж так как в восемнашке уже было 50 бар.

Погружение прошло без осложнений. О тех событиях вспоминает Андрей: «Пройдя опору моста, на глубине около 52м мы заметили металлические конструкции. Они были похожи то ли на днище, то ли на борта вагона. Я прильнул к окуляру видеокамеры и начал съемку. Видимость была низкая, около 1м. Я начал наплывать на объект. Закончив съемку, я решил под всплыть над объектом и пройти сверху, чтобы отснять его с другой стороны. Но тут услышал стук баллона об металл. Двинулся влево – опять стук! Вправо – стук! Ясно – я в вагоне. Очень «приятная» ситуация – видимость низкая, кругом напластования ила и я внутри вагона, лежащего на боку. Медленно сдаю назад, время, от времени постукивая баллоном о стенку вагона. Вот стук прекратился и я под всплываю. Сразу становится заметным прожектор Юры Батаева. Вдвоем переваливаем через преграду и сразу замечаем рессоры и колеса вагона. Становится ясно, что мы нашли заветный объект!

Всплыли уже в темноте. Шел дождь, и Сергей Пронин сидел в моторке, завернувшись в плащ-палатку.

Уже на базе обнаружил, что стенка видеобокса, выдержавшего десятки погружений в Антарктике, в том числе и на большие глубины, прогнулась. К счастью крышка не открылась, и мы смогли просмотреть уникальный материал с объектом, который никто не видел более 80 лет.»

Хотя отснятый материал был совсем плохого качества, мы полностью убедились, что нашли остатки Кичкасского моста и состава который теперь покоится на 55 метровой глубине. На этом эпопея с Кичкасским мостом временно закончилась.

События возобновились, когда Валера Нефедов пригласил в гости группу Одесских дайверов из дайв-клуба Нерей во главе с инструктором PADI Сергеем Грабовецким. В состав группы входил и видео оператор Александр Куракин со своим бади Александром Терещенко. Я и раньше приглашал Сашу Куракина приехать в Запорожье поснимать, но как-то не складывалось.

Александр Курукин
Александр Куракин

Юрий Батаев и Александр Терещенко (брифинг)

Узнав, что Саша в городе я пригласил его поснимать «паровоз». Но так как у группы были совсем другие планы, Сергей Грабовецкий согласился отпустить ребят на один день. И 1 декабря 2006 года с дайв-бота «Аратта» группа дайверов в составе Ю.Батаева, В.Нефедова, А.Куракина, А.Терещенко предприняли попытку осмотреть рэк и отснять фильм. К сожалению, планам не дано было сбыться. Уже при погружении на 30метровой глубине у А.Терещенко стал на фри флов регулятор, и ему пришлось прекратить погружение. А.Куракин дошел до шпал и рельс (48метров) и уже там начал борьбу с регулятором, который у него тоже встал на фри флов. Саше тоже пришлось прекратить погружение. Уже на дебрифинге ребята с удивлением рассказали, что они, оказывается, открыли для себя речной технический дайвинг, о существовании которого и не подозревали. И считают, что он может дать фору морскому техническому дайвингу.

О том неудачном погружении и сделанных выводах вспоминает Александр Куракин:

” Когда Юра Батаев предложил прокомментировать то злосчастное погружение «на паровоз», я сначала хотел отказаться – уж очень глупо все это выглядело со стороны. А потом подумал - может есть на свете люди, которые учатся не на своих, а на чужих ошибках. И кому-то из них этот рассказ позволит избежать попадания в подобную ситуацию. Сама же ситуация изначально выглядела так: Днепровское водохранилище, декабрь месяц, температура воды 3-4 градуса, прозрачность 4-5 м, освещенность – ниже 15 – 20 м только с фонарем. Четверка дайверов летит вниз с максимальной скоростью – на ластах – погружение запланировано глубже 50 м, поэтому каждая сэкономленная минута – на вес золота. Когда доходим до рельсов моста, где привязан спусковой конец, обнаруживаю отсутствие напарника и веселое бульканье пузырьков из легочника. На него я сначала даже не обратил внимания. В ожидании бадди приземляюсь на рельсы и начинаю осматривать бокс на предмет протечек. Бульканье пузырьков между тем превращается в шипение мощной воздушной струи – чтобы не надуло «как жабу» приходиться цедить воздух из загубника «сквозь зубы». Не обращать на это внимания уже не получалось, пришлось начать ремонт техники. В чем он может заключаться под водой? Постучал легочником о ладонь, сделал несколько резких вдохов-выдохов и несколько раз надавил на кнопку принудительной подачи воздуха. Никакого эффекта. Но прерывать только начатое погружение так не хотелось! И я предпринял «ответный ход». То, что я сделал, делать ни в коем случае не следовало, и объяснить такое решение можно только полным моим неведением (в море мы погружались и при более низких температурах, но глубины зимой бывали небольшими и свободная подача если и начиналась, то уже после выхода на поверхность. Даже сам термин «free flow» мы в тот день услышали впервые). Плюс общая заторможенность мыслительного процесса на глубине и наличие стереотипа – если не работает техника – попробуй дублирующую. В общем, чтобы не тянуть интригу – я взял в зубы запасной легочный автомат. Через полминуты в моем распоряжении было уже две воздушных струи. Появились серьезные подозрения, что на этом погружение мое закончено. Осталось только предупредить об этом Юру, чтобы он не искал меня напрасно по окрестностям. А Юры все нет – как только мы упали на грунт он вместе с напарником (Валерой Нефедовым) рванул вдоль рельсов, чтобы сориентироваться какие поблизости есть объекты для съемки. А время утекает с каждым пузырьком воздуха. Был порыв плыть за ними, но здравая мысль, что могу их не найти, а спусковой конец потеряю, заставила притормозить. Колебания мои были прерваны вмешательством той же техники – подача воздуха через легочник резко сократилась. То есть пузыри из него фонтанируют, а когда начинаешь вдох требуется немалое усилие и он очень растянут во времени. Пробую второй легочник – та же картина. Никого из коллег, чтобы «одолжиться» воздухом в поле зрения так и не появилось - надо всплывать. Давлю на кнопку инфлятора. …! Еще раз! Еще…Никакого результата – воздух нашедший себе легкий путь через замерзшие регуляторы, ни в какую не хочет «напрягаться» и надувать компенсатор. Не знаю, какие мысли в таких случаях приходили в голову Штирлицу, а я подумал: «Это конец!». Темно, холодно, компенсатор не надувается, перегруз (бокс, аккумуляторы, осветители), воздух с перебоями и почти 50м над головой! Рука тянется к пряжке грузового пояса. Но мысль о том, что через 15 – 20 м я уже буду лететь вверх, как воздушный шарик, останавливает. И я начинаю восхождение на руках по спусковому концу. Первые 5 – 10 м даются с трудом, потом все легче и легче. Где-то по периферии сознания проходят мысли, что это очень напоминает волка из «Ну, погоди!», и хорошо, что Батаев привязал такой большой буй к спусковому концу – мой вес он выдерживает – не тонет. С 30 м начинаю тормозить – стравливать воздух из костюма. К 20-ти, когда начинается рассвет, подача воздуха вроде облегчается – неужели спасен? Но тут я глянул на манометр… «Кобра» показывала 12 атмосфер – а до поверхности еще 20 м…

Как Вы, наверное, догадались, все кончилось благополучно. На поверхности меня поджидал напарник. У него воздух начал фонтанировать еще на спуске, и он был вынужден прервать погружение на «тридцатке». Мое погружение заняло всего около 5 минут, хотя под водой казалось, что прошла целая жизнь (или правильнее – жизнь прошла). Как говорится в известном афоризме: «Все, что нас не убивает – делает нас сильнее!». В следующем дайве (деревянная баржа, 35 м), который проводился буквально через два часа, мы уже учли кое-что из опыта неудавшегося похода «на паровоз» (разнесли инфлятор и легочник по разным регуляторам, уменьшили скорость спуска и заправили сухой воздух). И это и последующие погружения уже не принесли никаких нештатных ситуаций. Сейчас, вспоминая тот дайв мы с напарником шутим, что в его ходе проявилась водолазная квалификация наших ангелов-хранителей. Сашин имеет сертификат «Advance» так, как поднял его с глубины 30м, а мой, скорее всего, технодайвер так, как ему пришлось со мной повозиться на глубине около 50 м.
Мораль этого погружения состоит из множества пунктов. Первое – курсы погружений в специфических условиях (ночные, глубоководные, айс- и рэкдайвинг) придумали не только для «выдаивания» денег из доверчивых студентов. Они предупредят многие из сюрпризов, которые могут Вас подстерегать в совершенно новой обстановке и дадут необходимый набор знаний и навыков, как действовать в стандартных ситуациях (на самом деле почти все нештатные ситуации являются штатными для тех, кто глубже знаком с вопросом). Второе – иногда не следует догматично воспринимать некоторые важнейшие правила водолазной безопасности. В нашем случае, если бы мы не пытались, как положено, начать серию погружений с самого глубокого, а «разнырялись» на меньших глубинах, эта самая безопасность только бы повысилась. А расплатой было бы всего-навсего уменьшение времени на грунте на пару минут и более сложные расчеты последующих погружений (но это уже – «головная боль» компьютера). Третье – случай этот еще раз подтвердил давно известное правило: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих!». Бесспорно подводный спорт – спорт коллективный, и система бадди придумывалась не зря. Но опыт показывает, что в идеальных условиях погружения, в которых и отрабатываются все нештатные ситуации, они почти никогда не происходят. Напротив, они «любят» случаться, когда вокруг темно, мутно, мало места, и т.п. То есть тогда, когда Ваш бадди имеет все шансы Вас потерять или просто не увидеть, что с Вами приключилось. Надеяться на помощь со стороны в таких случаях – это сокращать свои и без того зачастую не слишком великие шансы на спасение. Поэтому обо всем необходимом для преодоления таких ситуаций Вы должны позаботиться сами! В каждом конкретном случае это может быть дополнительное оборудование (запасные ножи, фонари, дополнительные баллоны, регуляторы, маски и т.д.). Но в первую очередь – необходимые знания и навыки.
И, наконец, если вдруг рассчитывать на первые три пункта не приходится – у Вас в запасе остается последняя опора – самообладание. Оно порой помогает выйти из заведомо проигрышной ситуации, а его недостаток может погубить и хорошо экипированного спортсмена. В выше описанной ситуации тяжелее всего было не карабкаться по канату с «полной выкладкой» и не выцеживать по глотку воздух из почти пустого баллона, а не поддаться жажде неконтролируемых действий, когда тело каждую секунду требует принять какие-нибудь радикальные меры по собственному спасению: что-то бросать, куда-то рваться, быстрее молотить ластами. И под каждый такой истеричный вариант мозг тут же услужливо выстраивает цепочку логичных рассуждений – почему он единственный, который приведет к спасению. И даже представлять не хочется, что способен под водой натворить человек (прежде всего во вред себе) пошедший «вразнос».
Перечитал текст – изрядная «страшилка» получилась. Но, повторюсь, может быть, опыт, стоивший мне нескольких седых волос, кому-то поможет не попадать в аналогичную ситуацию”.

Мы с Валерой продолжили осматривать рэк. После погружения, которое больше не принесло никаких сюрпризов Валерий Нефедов пришел в полный восторг от увиденного. Он не ожидал такой масштабности объекта.

Комментарии Валерия Нефедова к дайв-сайту Кичкасский мост.

Рассказывает Валерий Нефедов: ” Ну честно скажу, что верхний бьеф - это участок реки Днепр выше плотины Днепрогэса меня, как правило, не интересовал в связи с тем, что те изменения которые произошли на этом участке, они фактически исключили возможность проведения полноценных археологических исследований. Т.е. все русло Днепра здесь покрылось обрастаниями моллюсков, заилилось и те древние объекты, которые могут там находиться, скрыты под многометровыми наслоениями и доступ к ним практически исключен. Юра Батаев обратился ко мне в связи с тем, что им был обнаружен интересный объект- остатки Кичкасского моста, который был взорван Батькой Махно во время гражданской войны. Хочу сказать, что я не ожидал увидеть то, что я увидел. Объект меня просто-напросто поразил. Ну во-первых, глубина объекта по грунту 54метра. Глубина уже достаточно серьезная и погружение уже носит экстремальный характер. С другой стороны, сам объект - это центральная часть моста прекрасно сохранившаяся. С железнодорожными полосами, с колесами от вагонов, которые остались стоять на своем месте. Колеса образца гражданской войны. Сама конструкция моста, эти все связи, заклепки полностью все сохранились.


И фрагмент моста очень объемный, большой, стоит прямо вертикально. Вокруг остатков моста, который возвышается на шесть метров над дном, находится целый железнодорожный состав. Это платформы с колесами, вагоны. Паровоза мы пока не видели, но паровоз может быть под завалами всех этих конструкций. Это очень интересный объект, связанный с периодом гражданской войны и с действиями Батьки Махно. Объект, на мой взгляд, очень интересный. Ну, даже сравнить его не с чем, потому что морские объекты, на которых мне приходилось много раз бывать, там как бы свои особенности, свой интерес, хорошая вода, видимость. Но здесь Днепр! Ощущения, эмоции которые связаны с такими погружениями,они совершенно отличны от морских погружений на такую же глубину.”

Однако цель достигнута не была. Качественного видео так и не удалось отснять. Хотя зима еще не вступила полностью в свои права, прозрачность воды уже приближалась к зимней. Поэтому упускать такой шанс, да еще когда в твоем распоряжении дайв-бот с полным обеспечением, включая барокамеру, не хотелось. И пока навигация на реке не закрылась, я решил не сдаваться. И опять пригласил Андрея Утевского на вторую попытку. На что Андрей любезно согласился. В нашем распоряжении было два дня. Первый дайв мы сделали 5 декабря 2006 года. Он получился больше пристрелочный. А 6 декабря 2006 года появился рабочий материал для создания видео ролика, который вы можете посмотреть здесь.

Как мы этого добились, вспоминает Андрей Утевский:

“Над Днепром стелился довольно плотный туман, воздух был холодный, да и вода +4С. Опытный капитан Валерий Пронин вывел бот "АРАТТА" в нужную точку к буйку, на котором был закреплен спусковой конец. Помощники начинают готовить снаряжение – это компенсаторы DIVE SYSTEN со спарками. Для меня 2х12, а для Юры Батаева 2х15. Компенсаторы с большими крыльями и двумя инфляторами, дыхательные системы дублируются. У меня поменьше, так как я опять буду работать с тяжелой видеокамерой. Юра идет в сухом костюме "Solo K" фирмы DIVE SYSTEN, а мой сухой BARE поставщики задержали, и приходится облачаться в мокрый MERO MYNOX – буду вспоминать антарктический опыт! Первый спуск разведочный – мы планируем спуститься вдоль спускового конца, который уходит на глубину около 50м прямо к пролету моста, сделать круг вокруг объекта, вернуться к спусковому концу и подняться вдоль него с соблюдением режима декомпрессии. Ориентировочное время пребывания на глубине 15 мин. На поверхности будет дежурить зодиак с запасными баллонами для декомпрессии. Условным сигналом для спуска баллонов будут выброшенные красные декомпрессионные буи. И вот мы на палубе. Два помощника выносят тяжеленные спарки. Проводим рабочую проверку – все нормально. Обеспечение помогает надеть снарягу. Остается спрыгнуть с платформы. Самому передвигаться непросто – опять нужна помощь, скорее бы в воду. Тяжело отталкиваюсь от платформы и лечу вниз. Наконец вода, хотя и холодноватая. На ластах подходим к бую, а на зодиаке подвозят камеру. Можно лететь вниз! Первым пошел Юра – он ведущий. Стрелка глубиномера быстро движется к отметке 50м. Почти сразу становится темно как ночью, кругом черная вода и только внизу видна спарка Юры и луч биксенонового прожектора. Подходим к отметке 50 и сразу становится видно железнодорожное полотно, шпалы, рельсы. По ним можно идти. По обеим сторонам от полотна развороченные вагоны. Видимость около 5м и зрелище потрясающее. Включаю камеру. Но нужно двигаться вперед – времени мало и условия спуска не самые благоприятные, холодно и из легочника в рот летят куски льда. Мы уходим вправо от упавшего моста и спускаемся глубже. Тут прожектора выхватывают из темноты громадную крупноячеистую сеть, аккуратно расправленную на стенках затонувших вагонов. Вот это сюрприз, такую даже большим ножом не осилить! Очень аккуратно ее обходим, но съемки я не прекращаю. Выходим к илистому дну, а на нем лежит большой сом. Я впервые встречаю такую рыбину на такой глубине. Юра старается пристроиться рядом с сомом, но, к сожалению, я не понимаю его маневра и теряю уникальные кадры! Сделав круг, мы возвращаемся к спусковому концу и начинаем подъем. Нам предстоит длительная, почти 65 мин, декомпрессия. Тут я уж точно промерзну. Поднимаемся на поверхность, где нас ждет зодиак. Выпрягаемся из тяжелых спарок, отдаем их наверх и налегке запрыгиваем в зодиак. Уже на борту бота выпиваю две кружки кофе, у которых ложек по 5 сахара, ведь нужно согреться, просмотреть отснятый материал и спланировать работу на следующий день.

На следующий день несколько меняем схему работы. Я иду первым вдоль спускового конца. Достигнув затонувшего моста, я начинаю съемку, а Юра с прожектором идет сверху и левее, чтобы не поднимать ил и высвечивать интересные объекты. Опять полет вниз, только я уже первый и никого впереди нет. Вот знакомый пролет моста, Юра с прожектором сверху – можно начинать съемку. Все идет нормально, в рот опять летят куски льда. Работаем уже почти 20 минут на глубине около 54метров. Юра уходит несколько вперед. И тут я чувствую, что из области шеи по всему телу начинает разливаться тепло. Это крайне странно, так как я в том же мокром костюме и мне только что было холодно. Ясно, что это начинается азотный наркоз. Догоняю Юру и подаю ему соответствующий сигнал. Он действует четко и сразу пристегивает меня вытяжным карабином. Смотрю на манометр - стрелка уже в красном секторе, а ведь вчера мне спарки хватило и на декомпрессию. Вот что значит азотный наркоз. Юра отдает мне октопус на длинном шланге, ведь у него спарка 2х15 и видеокамеру он не нес. Начинаем подъем и с 40м дыхание стабилизируется. На 25м выбрасываем декобуи – это условный сигнал зодиаку об необходимости спуска запасного баллона. Вот он и пригодился! Видим, как к нам на конце спускается баллон с дыхательной системой. Теперь нужно выкинуть катушки с буями, чтобы это все не перепуталось – мы потом их найдем. Весь подъем на поверхность занял около 75 мин. Выходим на поверхность, когда уже солнце начинает садиться. На зодиаке подбираем наши унесенные ветром буи и возвращаемся на борт нашего бота. Не снимая костюма, беру кружку горячего кофе, и в это время звонит мой мобильник – это фирма-поставщик сообщает, что мой сухой костюм уже прибыл – вот это точность!!!

Ну, теперь можно отметить удачные спуски, интересные съемки и заняться оцифровкой материала.”

Через небольшой промежуток времени ролик был создан, и мне не терпелось поделиться своей новостью с дайверским сообществом. Ролик увидели ребята из Харьковского дайв-клуба "Diving House" и решили убедиться воочию так ли все на самом деле.

Юрий Дудырев
Юрий Дудырев
Федор Воронов
Федор Воронов
Андрей Пашков
Андрей Пашков

17 февраля 2007г. в Запорожье приехали: Андрей Пашков(Adv.Trimix Instructor IANTD; CCR Inspiration Diver), Юрий Дударев (Adv.Trimix Diver TDI; CCR Inspiration Diver), Федор Воронов (Adv.Trimix Diver TDI; CCR Inspiration Diver; Full Cave NSS CDS). Погода не очень баловала, дул свежий северный ветер. Так как «Аратты» под рукой уже не было и погружение планировалось с лодок, решили не рисковать и в первый день разныряться в р-не о.Хортица.

Памятный знак
Наумовая балка
Наумовая балка

Здесь подымали Чайку и Бригантину

Выбрали место где подымались Запорожская Чайка и Бригантина, там еще сохранилось много фрагментов других судов того периода. Дайв ребятам понравился, но принес и огорчения. К вечеру у Юры Дудырева поднялась температура, и на завтра он явно выпадал с обоймы. Пришло утро 18 февраля 2007г. погода наладилась. Как я и предполагал Юра Дудырев окончательно заболел, поэтому на погружение пошли: я, Федор и Андрей.

Очередная попытка

Андрей Пашков,Федор Воронов и Я перед погружением.

У всех воздух. Спусковой конец завести не было времени, и поэтому погружались по контрольному концу, сброшенному по координатам GPS. Перед погружением договорились, что я буду падать максимально быстро, чтобы если груз контрольного конца не попал точно в цель, я успел переставить его на шпалы пролета моста до прихода ребят на рэк. На этом и попался. Температура воды была +1С. Когда где-то на 48метрах стал тормозить компенсатором, кнопка поддува замерзла и инфлятор стал на фри флов. Я с ужасом понял , что компенсатор раздувает и сейчас я как воздушный шарик полечу более чем с 50метров на верх. Нужно было быстро принимать решение. Я сбросил весь воздух с компенсатора,и плюхнулся в вековой ил, видимость сразу упала до нуля. Дальше попытался отсоединить шланг поддува компенсатора, но байонет уже тоже замерз и не отсоединялся. Воздух продолжал наполнять компенсатор. Пришлось закрыть один из вентелей на спарке. Пока я восстанавливал плавучесть с помощью второй камеры компенсатора и выбирался с нулевой видимости, ко мне спустился Федор Воронов, но почему-то один без Андрея. Как в последствии выяснилось у Андрея при погружении начались проблемы с инсперейшином и он прервал погружение. Федя не понимал, что со мной происходит. Но правда к этому времени я уже заканчивал свои манипуляции со снаряжением и начал перемещать груз спускового конца (который упал в стороне от пролета моста) ближе к объекту. Подымая и опуская груз в ил, я подымал «кучу» грязи. Поэтому от этой затеи пришлось отказаться, тем самым, обрекая нас на прохождении декомпрессии в толще воды на деко буях. Хотя погружение, на мой взгляд, получилось скомканным (я остался им неудовлетворен) и явно прошло не по плану, Федор остался доволен увиденным и сказал, что обязательно еще раз приедет, чтобы лучше изучить рэк.

Видео и слухи докатились до Киева и тут же со мной связались Василий Романюк (Adv.Nitrox & DP. Diver PSI; Full Cave NSS CDS) и Петр Павленко (Trimix Diver TDI).


Петр Павленко

Петр Павленко

Ребят заинтриговал увиденный материал, и им захотелось отснять свой фильм. Уже 02 марта 2007г. я встречал гостей. Оговорили план на ближайшие два дня. Недавний опыт погружения по контрольному спусковому концу показал, что он не приемлем для погружения в группе, а тем более для видео съемки. Поэтому я решил: день первый - я делаю первое погружение, соло и завожу стационарный спусковой конец на Кичкасский мост. Затем мы идем с Василием и Петром на деревянную баржу времен строительства Днепрогэса, (которая лежит неподалеку от моста на 35метрах) для разнырки. Ребята проверяют снаряжение, Вася подготавливает камеру, для съемки в пресной воде, настраивает баланс белого и т.д.

День второй – погружение на мост.


Василий Романюк

Василий Романюк

О своей неудачной попытке увидеть Кичкасский мост рассказывает Василий Романюк - …цель была одна, посмотреть и отснять материал о Кичкасском мосте и составе, который Батька Махно пустил под откос в те далекие времена Гражданской войны:

*****

“Юрий Батаев встретил нас с присущим ему гостеприимством. Лукаво улыбаясь, он стоял у ворот речного порта.

- Привет! – сказал Юра и сел к нам в машину.

-Привет! Ну и где предполагаешь нырять? – с долей иронии спросил Юрия мой попутчик и хороший бади-партнер Павленко Петр.

- А вот прямо тут. То есть в акватории порта. – улыбнулся Юра. – Предлагаю для разнырки сделать первый дайв на «деревяшку». Так мы называем затопленную баржу времен строительства ГЭС. Это всего на тридцать пять метров.

- Мы согласны, - сказал я и мы въехали на территорию порта.

Порт представлял собой футуристическую картину печального будущего. Горы металлолома, над которыми неустанно работали краны, захватывая своими чудовищными лапами – магнитами и бросая на баржи бывшие автомобили, холодильники и другой металлический лом.

Моторная лодка уже ждала нас у берега. Быстро надев на себя сухие костюмы и другую дайверскую снарягу, проверив еще раз рабочую готовность видео аппаратуры, мы сели в лодку и отчалили. До точки спуска, «забуенной» старой пластиковой канистрой мы домчались за минут пять – шесть.

Чтобы не создавать толчею на лодке я решил прыгнуть за борт первым и поддув крыло обождать друзей в воде. Вода обожгла лицо своим мартовским холодом, но через мгновение это мне показалось приятным.

- Плюс три градуса, это уже совсем не плохо по сравнению с зимними ощущениями: – подумал я. Новая комбинированная поддевка от Whites и костюм того же производителя сполна оправдывали свой девиз: «The cold water specialists» (специалисты холодной воды).

Петя и Юра прыгнули за борт и включив фонари мы начали погружаться. Солнечный свет быстро начал таять в коричневой днепровской воде и не смотря на хорошую мартовскую видимость на глубине двенадцати метров мы оказались в «космической» темноте.

Поддувая костюм и сохраняя комфортное состояние, я достиг отметки тридцать четыре метра. Ничто не предвещало беды, и дайв проходил в рабочем режиме. Юра неоднократно нырявший на «деревяшку» шел первым. За ним, ориентируясь на его свет плыл я. Петя замыкал нашу «троицу». Хочу сделать небольшое отступление и заострить внимание читателя на то, что надежное двухкамерное «крыло» производства OMS было не мое. Я его одолжил у товарища.

По достижению дна и увидав деревянный борт затопленной баржи, я начал снимать. Первые кадры съемки были чудесны. Удачно выставив баланс белого, я снимал в предвкушении будущего видео очерка о Качканском мосте. Вдруг я начал слегка «проваливаться» ниже борта на заиленное дно. Решив поддуть крыло, я нажал на инфлятор. Разок – другой нажав на кнопку инфлятора я услыхал непрерывный звук поступающего в «крыло» воздуха. Сразу я заподозрил не доброе. Для того, чтоб не «выкинуло» с глубины я срочно обхватив одной рукой борт затонувшей баржи начал бороться с проблемой. Дергая за клапан стравливания воздуха, я не учел того, что это крыло двухкамерное и клапан рабочей камеры находится с другой стороны. Стравливая воздух через непродуктивный инфлятор и не имея возможности указать друзьям на свою проблему я принял решение бросить забоксированную камеру со светом в лицо находящемуся в паре метров от меня Юре. Недоумевая от моих действий Юра рванул за камерой. Я тем временем начал бить инфлятором о борт баржи и …О горе! Не удержавшись я начал стремительно всплывать на поверхность. Потеряв свет, я оказался в кромешной темноте речного космоса. Не понимая своего направления движения и памятуя о баротравмах, я принял решение быстро дышать короткими вдохами и выдохами и кричать. Короче все как учит учебник. В какой то момент я увидал свет, поднимающийся ко мне из глубины. Да, это, конечно же, был Юра. Наш старый Батаев. Водолаз с большой буквы.

Уцепившись в мои ноги предварительно сдув все свои крылья и костюмы он на какой то момент остановил мой подъем и тем самым предотвратил неминуемую баротравму. Тьма начала расступаться, и белый свет засеял в вышине. С каждой секундой он становился все ярче и ярче пока не стал белым как тысячи солнц. Нас выкинуло на поверхность…


Выбравшись на лодку, я посмотрел на компьютер. К моему величайшему счастью он не показывал слова «ERROR». Меня спас Бог, короткое пребывание под водой (9 минут) и моя удача.

Понимая всю сложность ситуации и то, как я легко отделался на этот раз, я сделал для себя очень важный вывод: «НИКОГДА НЕ НЫРЯЙ С ЧУЖИМ ОБОРУДОВАНИЕМ, ПРЕДВАРИТЕЛЬНО НЕ ПРОВЕРИВ ЕГО!!!» .

Соблюдая правила всплытия, вскорости на поверхности появился и Петр. Уже в лодке мы провели бурный дебрифинг, а окончательно решение по второму дню погружений приняли на базе, где разместились ребята. Решили не рисковать, и завтра на мост с видео камерой пойдет со мной один Петя. На этом первый день погружений моих Киевских гостей закончился. Погружение Петра Павленко на Кичкаский мост прошло успешно, но опять видео не получилось. У Пети не было опыта работы видео оператором, а коротких курсов, которые провел Вася, для первого погружения с видео камерой да еще в таких условиях явно было не достаточно. Но зато погружение вселило колоссальный энтузиазм. Петя загорелся идеей непременно при первой же возможности вернуться и отснять хотя бы фото материал.

Об идее поездки в Запорожье рассказывает Петр Павленко:

Петр Павленко

“ История нашей поездки в славный город Запорожье начинается с момента знакомства и совместного ныряния с Юрой в Крыму. Как водится в дружной и веселой дайверской компании разговоры о том, что было ну и, конечно же, о том, что планируется. Таким вот образом и нарисовались наши планы по посещению этого интересного, на мой взгляд, дайв сайта. Планирование таких погружений достаточно жестко привязано ко времени года.


Связано это в первую очередь с видимостью, которая идеальна в данном месте - январь-февраль месяц. Упуская, остальные присутствующие «мелочи» (холодная вода, соответствующая подготовка снаряжения, сети, любезно оставленные рыбаками, и т. д.) хотелось бы поделиться первыми впечатлениями от погружения, которое у нас получилось осуществить в начале марта 2007 года.

Днепровская вода заставляет собраться и задуматься

Неприветливая, темно-коричневая днепровская вода с первого мгновения заставляет собраться и задуматься – а все ли правильно, все ли учтено. С глубины 10 – 12 метров дневной свет выключается как выключателем и ты остаешься наедине со своим бади партнером. Проваливаясь медленно в темноту стараюсь адаптироваться и сконцентрироваться. И вот фонарь выхватывает очертания железнодорожных путей. Шпалы, рельсы – уходящие во тьму, необычная, завораживающая картина. Цепляем ходовик, определяемся с направлением движения, и, поплыли. Проплыв несколько метров, при этом мы продолжаем погружаться, находим обрыв ж/д путей, нагромождение металла – тут был взрыв. Проходим дальше – вагонная рама, очень красивые спицевые колеса. Одно неосторожное движение и имеем… видимости ноль. Надо отметить, что, несмотря на то, что это место является старым руслом Днепра, течение здесь почти отсутствует. Донного ила предостаточно. По плану начинаем выход. Декомпрессия – большей частью при дневном свете. В лодке – разбор «полета».

Кислород не помешает Впечатления после дайва

Надо сказать, что увиденное очень впечатлило, возникло желание выполнить серию погружений на данный объект со съемкой фотоматериала.”

На этом попытки узнать больше о рэке, который неохотно открывает свои тайны, опять откладывались до лучших времен. Приближался дайверский сезон 2007, и я на все лето ушел с дайв-ботом «Аратта» в Крым. В Крыму было много встреч, новых знакомств. В общении за чашечкой чая я рассказывал об интересном объекте в Запорожье и приглашал приехать поздней осенью на нырялку. После завершения сезона в Крыму дайв–бот «Аратта» вернулся в Запорожье. Было много звонков, ребята спрашивали, когда же начнем погружаться на Кичкасский мост, но вода в Днепре до закрытия навигации так и не очистилась.

И только 13.04.08г. я возобновил погружения на Кичкасский Мост. Завел стационарный спусковой конец, проложил ходовой конец. В планах более тщательно обследовать этот рэк, проложить дополнительные ходовые концы и по возможности составить схему расположения объекта. На мое предложение приехать сразу же откликнулся Федор Воронов.

Погружения проводили с этого катера.

Дайв-бот Дайв-бот

Погружались на воздухе. Федя с инсперейшином, я со спаркой 2х15л. Деко газ 10л EAN80.

Воронов Федор
Федор Воронов
Батаев Юрий
Юрий Батаев

Донное время 23 минуты. В первый день мы с Федей освежили в памяти расположение объекта.

Впечатления Федора Воронова о погружении на Кичкасский мост.


” Замечательный рэк Юра нашел, очень красивый. Суровое место. По отношению к Черному морю очень такая небольшая видимость, по-этому невозможно охватить весь рэк одним взглядом. Пробираешься по рельсам, по шпалам, залежи тележек вагонных с колесами со спицами, с двойными спицами.



Железнодорожное колесо

Вот сейчас модные колеса такие автомобильные делают по образцу железнодорожных вагонов прошлого или позапрошлого даже века.
По проложенному концу обнаружили платформы или рамы вагонные, они там видать в несколько этажей, если можно так сказать, там еще есть остатки деревянных частей вагонов.

Колесо с двойными спицами
Деревянные части вагонов
Вагонные рамы

Дальше уже за пределами ходового конца, который мы сегодня прокладывали, там тоже много интересного, перекрученного железа много, двух-колесные тележки, буфера, сцепки вагонные. Вот найти бы еще паровоз, собственно паровоз было бы очень интересно.



Обследование

Условия погружения здесь более суровые в связи с тем, что гораздо более плохая видимость и погружения на этот рэк очень напоминают заиленные пещеры, больше чем погружения в открытой воде. Луч фонаря выхватывает только метра на два картинку и ощущение замкнутого пространства не покидает, т.е. постоянно чувствуешь, что ты не в открытой воде........


В этом вот основное отличие от погружений на "Варну", на другие рэки Черного моря, там где все-таки сравнительно более хорошие условия видимости. Ну и своеобразие, очень необычный рэк........ Прикольный рэк, нырять не перенырять на него, каждый раз, что-то новое находится, а еще, сколько всего там внизу под шпалами, под рельсами, я так думаю и вагоны внизу может быть еще найдутся, может и паровоз там же приславутый.
Очень интересный вагон есть, в него бы внутрь залезть, а такое ощущение, что он лежит как раз под шпалами. Что-то на нем сверху лежит, какое-то железнодорожное покрытие. То ли кусок полотна со шпалами. Надо будет нырнуть в него, в сам вагон, было бы очень интересно. Надо будет конец туда завести и по нему ..... потому что намутим там приизрядно, там внутри тоже ила достаточно, в самом вагоне.”
Первым днем погружений все остались довольны.

На фото слева направо: Александр Калиниченко - обеспечение (OWD PADI), Юрий Батаев, Федор Воронов - ( Adv.Trimix Diver TDI; CCR Inspiration PSAI; Full Cave NSS CDS ), Вадим Кучанский - (OWSI PADI; Adv.Nitrox & DP. Diver TDI)

Во второй день к нам присоединился Сергей Гострый - (Adv.Nitrox & DP. Diver TDI). Спарка 2х15 воздух, деко газ 10л EAN70. У Сергея это было первое погружение на Кичкасский мост.

Гострый Сергей
Гострый Сергей

Впечатления Сергея Гострого о погружении на Кичкасский мост.

Впечатлениями о нырялке делится Сергей Гострый : ” Здорово, очень понравилось.
Наркоз особо не ощущался... Ну как торможение ощущалось , но в принципе терпимо. Боялся чтобы в сети только не влезть. Сетей много. Дискомфорт присутствовал из-за резкого падения освещенности. Полная темнота наступила с 15-ти метровой глубины и произошло это очень быстро. Когда мы погружаемся в карьере привыкание к темноте идет плавное . А тут сразу оп, темно ничего не видно т.е до 15 метров шло привыкание, потом уже более менее освоился. Но отлично шпалы, рельсы, вагоны.

Паровозное колесо
Вагонная рама
Вагонный буфер

Единственное, что вагоны хотелось бы рассмотреть подробней, где они, как расположены, но сами колеса, рамы, все супер. Сцепки, даже вот эти тумбы которые ударяются при столкновении вагонов - буфера, все супер было. Очень понравилось, но хочется побольше донного времени, чтобы полазить.... или нужно повторить для более детального изучения".


Андрей Крупский и Петр Павленко
Андрей Крупский и Петр Павленко

Узнав о возобновлении погружений на Кичкасский мост, которых Петр Павленко (г.Киев. Trimix Diver TDI) ждал еще с поздней осени. Он не стал дожидаться свободных выходных и уже во второй половине четверга 17 апреля 2008г. Петя был в Запорожье. Планировал за два дня погружений отснять фото материал, так как в воскресенье ему нужно было быть в Киеве. Но уже после первого погружения в пятницу у него закрались сомнения, а может ну его все и на воскресенье остаться. Тем более, что в пятницу в Запорожье подтянулся Андрей Крупский (г.Одесса.Trimix Diver TDI) с которым они только пару недель назад случайно встречались в Дахабе. Адрей планировал нырялку в субботу и в воскресенье. Компашка собралась интересная. После второго погружения в субботу, сомнений уже не было, остаюсь сказал Петр.

На все дайвы:

Петр Павленко – спарка 2х12л Tx20/25 деко газ: 10л EAN32, 10л EAN80

Андрей Крупский - спарка 2х12л Tx20/30 деко газ: алюминий 12л EAN50, 6л EAN99

Юрий Батаев - спарка 2х15л Tx20/20 деко газ: 10л EAN32, 10л EAN80

Донное время 23минуты.

Два дня погружений прошли удачно. Петя отснял фото материал. Хотя из-за паводка, который уже начался, я считал, что у него вообще ничего не выйдет. Видимость была не более 2,5метров. Мы его проанализировали и на заключительный дайв спланировали четкий план фото сессии. Хотя в целом все получилось, мост не хотел сдаваться. Где-то на 10-ой минуте дайва мой VR-3 cбросил все настройки, все газы и начал отсчитывать новое время дайва на воздухе. Я предупредил ребят о проблеме с моим компом и погружение продолжил по компьютеру Пети. Но на этом фокусы не закончились. После перехода на EAN80 у Пети почти сразу очень сильно начало травить соединение шланга с дыхательным автоматом. И ему пришлось проходить оставшуюся деку открывая и закрывая вентель стейджа. Хотя запасы деко газов у нас были минимум двойные у каждого, все равно неприятно. Потом уже на поверхности выяснилось, что у Пети порвался О-ринг.

Петр Павленко

Впечатления Пети Павленко о погружении на Кичкасский мост.

О погружениях говорит Петр Павленко: “ Серия из трех погружений была выполнена в апреле 2008 года. Отснят фотоматериал (с видимостью, правда, не повезло), увидено много нового, в том числе (по предположению) и часть груза, находившегося в эшелоне. Погружения достаточно экстримальные. Высокие требования к оборудованию должны быть, к навыкам, к плавучести. Видимости мало. Вода потеплее конечно, чем зимой. Сам объект интересен, тем, что он уникальный. Очень много железа, шпалы - красиво очень. Да по своему своеобразно. Я ж говорю объект уникальный, этим интересен. Плюс драйв конечно хороший. Потому, как темно, ничего не видно, ну вообщем Х О Р О Ш О !!! Получена масса положительных эмоций, есть желание обследовать дальше, найденный Юрой объект. Конечно господа, кто хочет кайфануть пожалуйста к Батаеву в Запорожье.”




Впечатления Андрея Крупского о погружении на Кичкасский мост.

А вот мнение о погружении Андрея Крупского : ” Погружение интересное. Колесо которое мы с тобой обследовали, то ли от автомобиля или от какой-то там телеги, но то что покрышка резиновая это точно. То есть это был какой-то груз этого состава….. “.

О погружении на Кичкасский мост рассказывает Геннадий Фурсов.



О погружении на Кичкасский мост рассказывает Александр Кузьменко.



Автомобильное колесо
Груз эшэлона
Авто колесо

Вот пожалуй вся хроника событий происходивших вокруг этого еще полностью не раскрытого рэка.

Этот объект сейчас взят под охрану и включен в состав подводного культурно- исторического наследия Украины.



Павленко Батаев Крупский

В статье использованы подводные фотографии Петра Павленка и Юрия Батаева.

 
     
   
© 2017 Diveinstructor